Архив

2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1998
1997

Протекционизм по своей сути - это протекция прошлого



Вопрос премьер-министра Швеции премьеру Латвии Гунтару Крастсу о протекции местным предпринимателям вызвал значительный резонанс в Латвии и поднял вокруг этой проблемы политическую борьбу на страницах газет, телеэкране и в радиопередачах. Ответ Г.Крастса премьеру Швеции о том, что со стороны правительства Латвии не ожидается никаких шагов в направлении протекционизма, как бы указывает на нежелание правительства оддерживать местных предпринимателей. Если особо не углубляться, то действительно может показаться - если нет протекции, то нет поддержки, однако более глубокий анализ свидетельствует о том, что протекционизм ведет в тупик.

В условиях рыночной экономики конкурентоспособность товара определяется его качеством и ценой. Если цена соответствует качеству, то на товар есть спрос и он без особых проблем завоевывает место под солнцем до того, пока кто-то не умудрится за ту же цену обеспечить более высокое качество или то же качество за более низкую цену. Протекционизм является вмешательством в соревнование между соответствием цены и качества, с помощью какого-нибудь метода гандикапа, позволяя какому-либо товару занять на рынке место, которого тот не заслужил.

Одна из самых распространенных форм протекционизма - это барьеры ввозной пошлины. Они снижают конкурентоспособность товаров, ввезенных из других стран, на внутреннем рынке страны, повышая себестоимость ввезенных товаров.

Если жители страны смотрят на это явление с точки зрения потребителя, то тарифы ввозной пошлины являются нежелательным явлением, так как повышают не только цены на ввезенные товары, но позволяют местным производителям поднять их на сумму, равную ввозной пошлине. И чем выше ввозная пошлина, тем больше потребителю приходится платить. Высокая ввозная пошлина в первый момент кажется чуть ли даром небес - предприниматель может себе позволить производить с большей себестоимостью и все же сохранять возможность конкурировать с импортными товарами, себестоимость которых искусственно повышена за счет платежей ввозной пошлины.

Еще одна сравнительно распространенная форма протекционизма - доплаты за товары, производимые отдельными предприятиями, или за оказанные услуги. И в этом случае общество платит за то, чтобы кто-то мог себе позволить производить товары с более высокой себестоимостью или получать более высокую прибыль. В 30-е годы таким образом субсидировался экспорт масла. Путем доплаты за экспортируемое масло из денег общества Латвии удалось завоевать значительное место на Европейском рынке и существенно улучшить баланс внешней торговли. Однако не все, что делалось в тридцатые годы, можно применять и в наши дни.

При размещении заказов или совершении крупных покупок главными критериями должны быть цена и качество. Любые отклонения от этих критериев позволяют кому-то с более низким качеством и высокой ценой вытеснить с рынка товар с более высоким качеством и низкой ценой. Известным примером размещения заказа являются сделки между СССР и Кубой, когда СССР за купленный на Кубе сахар платил в несколько раз более высокую цену, чем на мировом рынке. И здесь нельзя не отметить, что при централизованной системе планирования в СССР и определение ввозной пошлины, и цены, и распределение ресурсов, и размещение заказов были самой высокой формой выражения протекционизма, а это можно считать одной из главных причин развала СССР.

В советское время в Латвии создавались производства с ресурсопотребляющими технологиями, недостаточными были инвестиции в создание новых производств и внедрение новых технологий. После восстановления независимости, когда пришлось покупать ресурсы по мировым ценам, оказалось, что большинство производств не были готовы работать в условиях рынка. Конечно, государство обязано помогать, так как в противном случае пострадали бы работники. Понимая, что именно наши предприятия дают работу жителям, что именно предприятия платят налоги государству, необходимо их поддерживать. Но где брать средства? Поддерживаемое предприятие, конечно, не в состоянии на эти цели платить налоги, значит вроде бы надо обложить большими налогами те производства, которые эффективно используют ресурсы, но здесь имеются по крайней мере два "но":

1) сумм налогов, взимающихся в настоящее время в Латвии, не хватает для выполнения государственных функций - здравоохранение, образование, инфраструктуру и др. и даже с помощью самых больших налогов нельзя будет обеспечить достаточно средств для выполнения этих функций; 2) если увеличиваются налоги, то исчезает мотивация инвестировать в эти более эффективные предприятия и стране неоткуда брать средства, чтобы субсидировать неэффективные. Любые попытки перекачать средства из эффективных предприятий в неэффективные, субсидии им замедляют развитие конкурентоспособных предприятий и продлевают сохранение неэффективных предприятий или, образно говоря, кладбищ ресурсов. Латвийское государство в результате такого протекционизма только проигрывает, так как: 1) слишком большая часть денег общества расходуется на сырье и энергоресурсы; 2) не хватает средств для увеличения зарплаты; 3) возникает неблагоприятный баланс внешней торговли; 4) местных производителей не впускают на рынки, на которых уже не существует такой формы протекционизма; 5) капитал и другие ресурсы, которые следовало бы вкладывать в модернизацию и развитие, тратятся на оплату потребительских ресурсов; 6) сохраняется зависимость от поставщиков сырья, которые в данной ситуации находятся в выигрыше; 7) сохраняя ресурсопотребляющие технологии и в быту, жители вынуждены слишком большую долю зарплаты тратить на закупленные за границей ресурсы и не могут отложить средства на улучшение своей жизни.

Важнее всего любую поддержку необходимо направить на то, чтобы завтра предприятие могло бы производить больше и дешевле. Это могут быть различные программы поддержки развития малого и среднего бизнеса, система консультаций, агентства кредитных гарантий, региональные программы поддержки и др., но это уже тема другой статьи. Главное - не бросать средства на поддержание ресурсорастрачивающих технологий. Субсидии должны быть направлены на их замену. Например, если крестьянин определенное число раз проезжает по каждому гектару на тракторе, он потребляет столько же горючего и технических ресурсов, что и крестьянин в Германии. Однако рынок не требует такого отчета, он спрашивает, сколько ресурсов потреблено для производства каждой тонны зерна. И если наш крестьянин снимает с гектара в два-три раза меньше, чем его коллега в Германии, то в лучшем случае нашему крестьянину хватает денег, чтобы рассчитаться за горючее и амортизацию техники. Сторонники протекционизма в подобной ситуации сказали бы, что надо запретить импорт зерна из других стран или с помощью высоких ввозных тарифов добиться, чтобы цены на зерно на внутреннем рынке поднялись на высоту, приемлемую для используемой нашими крестьянами технологии, или же надо доплачивать крестьянам сумму, недостающую для закупки ресурсов. В первом случае пострадали бы жители, так как им пришлось бы больше платить за хлеб. Во втором случае необходимо найти средства, чтобы доплачивать крестьянам. А где их найти? И куда эти деньги денутся? Если субсидировать существование такой системы, то можно сказать, что фактически будут субсидировать не самого крестьянина, а поставщика тракторов или горючего. В подобной ситуации находятся почти все отрасли.

Чтобы вырваться из кризиса, надо субсидировать внедрение новых, ресурсосберегающих технологий. В производстве товаров и оказании услуг пропорции зарплаты и других ресурсов надо изменить в пользу зарплат, тогда можно ожидать повышения уровня жизни и значительного расширения рынка товаров и услуг.

Автор: Карлис Лейшкалнс, депутат 6-го Саэйма, ЛЦ, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha